Кто вы, мистер Кашу?

ilian_casu5_2

У кандидата на должность примара молдавской столицы от «Нашей Партии» за плечами солидное образование и серьезный послужной список. Что заставило его, интеллектуала, в совершенстве владеющего несколькими иностранными языками в корне поменять свою жизнь и заняться политикой? Каким он видит будущее Кишинева и страны в целом? И почему так верит Ренато Усатому.

Главная проблема молдавской власти – безграничная коррупция

— Илиан, уже на самый первый взгляд, за вами видится некий немолдавский «бэкграунд». Заграницей вы получили образование, начинали профессиональную деятельность?

— И то, и другое. Хотя изначально я выпускник иняза Бельцкого государственного университета, моя специализация – преподаватель английского и французского языков. В 93-94 годах даже успел поработать учителем в бельцкой школе №16. Однако в скором времени переехал в Кишинёв, где мне предложили поработать в проекте посольства США, который касался реформы молдавской юстиции. Именно в тот момент меня и начала увлекать политология, даже до такой степени, что я решил получить мастерат в этой области, оставив лингвистику. Весьма кстати пришлась стипендия от Конгресса США, позволившая мне в 96 году поступить в Университет штата Миссисипи на программу Master. Через два года я получил степень магистра политологии.
Одновременно я проходил ещё и докторскую программу по политологии в другом американском вузе – частном университете в Сиракузах, что на севере штата Нью-Йорк.

— Где вам довелось применить образование политолога?

— Ещё в Сиракузах я преподавал политологию студентам университета. Позднее, уже в нулевых, живя с семьёй в Европе (моя супруга, профессиональный дипломат, служила тогда в молдавском посольстве в Берлине), я выступал в качестве политического аналитика на радиостанциях ВВС, «Свободная Европа» и «Голос Америки». Будучи стипендиатом Фонда Сороса, занимался исследованиями по теме реформы пенсионного обеспечения в России, бывал несколько раз в Москве, встречался с депутатами Государственной Думы.
Вернувшись в Молдову в 2007 году, я начал работать политическим консультантом при турецком посольстве в Кишинёве.

— Как вышло, что вы оказались, во-первых, в сфере практической политики, а во-вторых, – в команде Усатого?

— Рутинная работа политического аналитика быстро лишает иллюзий, так сказать, очищает взгляд. Как рядовой гражданин, я когда-то искренне голосовал за коммунистов, потом полностью в них разочаровался, а затем у меня возникла некоторая надежда на новых, «проевропейских» политиков. Но уже к 2010 году я абсолютно ясно осознал всю внутреннюю сущность таких деятелей как Филат, Плахотнюк, Лупу и иже с ними. Понял, что их навязчивая риторика про европейские «принципы и ценности» ничего не стоит, что эти люди прорвались во власть, лишь для того, чтобы удовлетворить свои личные, весьма и весьма корыстные интересы.
Кроме того, невозможно было не видеть, что главная проблема молдавской власти – беззастенчивая и безграничная коррупция в самых высоких эшелонах – уже подвела страну к черте, за которой довольно отчётливо видится полный распад отечественной государственности.
И вдруг, на фоне такого мрачного настроения, меня очень заинтересовала личность Усатого. Поразила его харизма, каковой не обладает ни один политик в Молдове. Понравился, если угодно, его политический стиль, умение говорить на одном языке с простым избирателем, без лицемерия и позёрства.

«Война по беспределу» невероятно закалила меня

— И что, вы так запросто пришли к Усатому?

— Да, в сущности. Первый наш разговор продолжался всего 15 минут. Ренато сказал тогда: «У меня в команде таких, как ты, нет. Давай ты станешь этаким Никколо Макиавелли, «теневым» консультантом»…
Впрочем, побыть в тени мне так и не удалось. Я ведь пришёл в команду Усатого в момент начала самой активной фазы предвыборной кампании. Тогда все уже понимали, что власть, мягко говоря, не горит желанием видеть партию Усатого в новом парламенте. В итоге мне пришлось стать публичной фигурой, представлять партию на теледебатах, выступать перед избирателем.

— То есть, придя в партию неофитом, вы сразу оказались в самом эпицентре давления на неё?

— В эпицентре откровенного террора со стороны государства, если называть вещи своими именами. И это только теперь мы узнали, что одной рукой отстраняя нас от выборов и бросая в тюрьму наших активистов, другой рукой политики от власти опустошали денежные хранилища банков группы ВЕМ. Блестящая комбинация.
Вообще, какое бы название не носил бы политический проект Усатого, он всегда был и остаётся антисистемным. Это очень гибкая партия, где есть место людям с самыми разными взглядами, где практикуется максимальная деликатность, когда дело касается таких чувствительных вещей, как идентичность, геополитический вектор. Я считаю, что мой родной язык – румынский, а, скажем, Ренато, уверен, что говорит на молдавском. Но главное в том, что мы отлично понимаем друг друга. А в подобной атмосфере, как вы выразились, неофиту довольно легко адаптироваться.
Конечно, очень грустно, что довелось вместе со многими сторонниками Усатого ощутить на себе всю жестокость и несправедливость молдавской власти предержащей. Но это ещё и бесценный опыт, который не почерпнуть из учебников политологии или специальных тренингов. Эта «война по беспределу» невероятно закалила и меня, и многих активистов, сторонников партии. Мы стали сильнее, и, полагаю, сможем доказать это на предстоящих местных выборах.

В столице процветают блат, «нанашизм», взяточничество

— Политический аналитик, публичный оратор – это хорошо. Но руководить целым столичным городом – несколько иной вид деятельности. Уверены, что готовы?

— Готов. «Наша партия» (не без внутренних дебатов) сочла меня достойной кандидатурой на пост мэра Кишинёва. Сам Ренато убеждён, что это нестандартный, но целесообразный и практичный шаг. Последние восемь лет, городская администрация Кишинёва занимается не столько проблемами города, сколько политикой и даже геополитикой. Результат такого «профессионального подхода», думаю, очевиден и кишинёвцам, и гостям столицы.
Только одна цифра. За минувшие четыре года посредством неправомерных решений молдавских судов, кишинёвская примэрия потеряла земли на сумму 780 миллионов евро. Всё это ушло из муниципальной собственности. Действующий примар на это только разводит руками и, кажется, не очень-то и расстраивается сему факту.

— Илиан, а если конкретнее: какими вам видятся, скажем, пять главных проблем сегодняшнего Кишинёва?

— Главные проблемы столицы отлично известны каждому кишинёвцу, они навязли в зубах. Это ужасающая ситуация с транспортной системой города, рассчитанного, по сути, ещё на советскую «планировку», – от неконтролируемых парковок до запутанной и по-прежнему неудобной системы маршрутов пассажирского транспорта. Это оголтелое незаконное строительство, с которым пытаются бороться кто угодно – оппозиционные партии, СМИ, простые горожане – но только не сама мэрия. Это позорная замусоренность столицы – когда даже в центре не всегда можно найти урну, а на окраинах, в парках уже просто растут «импровизированные» свалки. Это хамство и безразличие городских чиновников в отношении рядовых горожан, сопровождаемые ещё и некомпетентностью, которая растёт из блата, «нанашизма», взяточничества.

— А всё-таки, известны ли вам пути решения означенных выше проблем?

— В рамках грядущей предвыборной кампании я, разумеется, буду неоднократно озвучивать предельно конкретные пункты своей программы. Но ключевой тезис, базовая задача звучит так: вернуть городской администрации доверие со стороны горожан.
Потому что не будет никакого сотрудничества, если люди не верят, что от их мнения и действий в городе хоть что-нибудь зависит. Если видят, что чиновник мэрии относится к ним как сытый барин – к нищему, бесправному холопу. Если городская власть не принимает во внимание мнения профессионалов, экспертов в сферах, которыми пытается управлять. Если главный сановник города за восемь лет попробовал проконсультироваться с обществом лишь по одному вопросу: какого цвета должны быть закупленные в Белоруссии троллейбусы. Если маршруты городского транспорта меняются за одну ночь, а дальше – разбирайтесь сами. Вот эти и другие «если» лежат в основе моей программы кандидата в мэры…
Один важный момент. «Наша партия» никогда ещё не давала невыполнимых обещаний, не заманивала избирателя наглыми прожектами. Уверяю вас, так же мы будем поступать и впредь.

Нечестные игры властей избиратели не потерпят

— Полагаю, вы понимаете, что любые благие намерения очередного примара неизбежно будут «рикошетировать» от, например, муниципального совета?

— Ну, самый энергичный и честный глава города стоит, понятно, немного, если не умеет договариваться и находить компромиссы. Состав муниципального совета будет таким, как решат кишинёвцы. Скорее всего, там пересекутся интересы очень разных сил. Если горожане окажут мне честь и выберут главой города, я твёрдо пообещаю им: ни одно решение, каким бы конфликтным оно ни было, не будет принято кулуарно, за закрытыми дверями.

— Опыт двух предыдущих крупных электоральных кампаний свидетельствует о том, что от действующей власти не приходится ждать честной игры. Уж вам ли не знать…

— Мы в партии полностью отдаём себе отчёт о подобном риске. Однако, убежден, все лимиты нечестной игры молдавская власть уже перекрыла на парламентских выборах. Второй такой попытки избиратели не потерпят.

— Илиан, как ваша семья относится к тем «галерам» на которые вы вознамерились взобраться?

— Мой старший тринадцатилетний сын уже серьёзно интересуется политикой, и явно гордится тем, что отец собирается бороться за кресло мэра. Супруга Михаела – сотрудница молдавского МИДа, видя все возможные риски, тем не менее поддерживает меня безоговорочно.
Я стараюсь объективно смотреть на вещи, мне кажется, я знаю все свои плюсы и минусы, как кандидата в мэры. Семья – надёжный тыл, это мой главный плюс…

Московский Комсомолец в Молдове

 

Оставьте первый комментарий для "Кто вы, мистер Кашу?"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


*